6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дайте розе второй шанс

Дайте розе второй шанс

Второй шанс. Книга вторая

Вечерело. Солнце уже скрылось за высокими деревьями. В кронах шумел ветер, изредка стряхивая на землю пустые шишки.

Две фигуры в длинных плащах с капюшонами бродили среди островков седого мха и тщательно брызгали из флаконов на все вокруг.

– Готово? – спросил один из незнакомцев. И, получив в ответ согласный кивок, скомандовал: – Уходим.

Фигуры широкими шагами устремились к ближайшему дереву, взобрались почти на высоту человеческого роста и аккуратно по ветвям перебрались на соседнее. Затем на следующее… Вскоре поляна опустела.

Обед в большом зале «королевского дома» начался традиционно: все собрались подле стола, вышла королевская семья и я как почетный гость. Едва мы сели, придворные и редкие иноземные гости заняли свои места. Долгая скачка заставляла всех без стеснения поглядывать на блюда, до времени накрытые серебряными колпаками.

Я украдкой оглядел зал: старинные росписи изображали деяния Светлых, темные дубовые панели оттеняли нарядные вышитые скатерти и праздничные туалеты придворных. Общее впечатление праздничной роскоши подавляло.

Подобные приемы не были редкостью в Вадерии, но такого размаха от загородного дворца я не ожидал. Впрочем, если здесь находится часовня Светлых, значит, есть и люди, которые получают благословение и приносят дары. Так что вся эта роскошь накоплена многими поколениями и собиралась столетиями.

Вспомнив про пиры в Вадерии, я невольно сравнил торжества в своем дворце с нынешним праздником: там я обычно наблюдал за гостями, порой отмечал политически выгодные союзы, заключал сделки и настаивал на своем решении, в общем, – работал. А тут сам был объектом наблюдения.

Здесь и сейчас я ощущал лишь странное отдаление от всего того, что меня окружало. Шорохи одежд, шум дыхания и стук каблуков доносились до меня словно через зимний подшлемник.

Вот затрубили приветственные трубы, и мажордом объявил начало подачи блюд. Я очнулся и занял свое место.

На этот раз мы не шокировали общество своим появлением. Лорд Мияр, выделяясь в толпе синим вадерским мундиром, сидел среди остальных придворных согласно рангу. На противоположном конце длинного стола я с трудом различал светлые, почти белые волосы леди Иниры, уложенные в придворную прическу.

Принцесса явно заметила мое внимание к челяди, людям, сидящим на дальнем краю стола, но вела себя скромно. Сидела, уставившись взглядом в тарелку и почти не прикасаясь к еде. Кто знает, что было у нее на душе? Однако Камил был начеку, его черные глаза настороженно блестели. Когда он поворачивался ко мне, я видел, что телохранитель осторожно катает на ладони любимую игрушку – небольшой полупрозрачный шар.

Еще по дороге в часовню я принял мучительное, но ответственное решение: вручить квариллийской принцессе браслет. Она, конечно, пыталась играть в свою игру, но еще не очерствела, не утонула в интригах. Возможно, дочь Шанстреда выдержит нелегкую роль королевы.

Однако сейчас, здесь, это решение казалось мне кинжалом, остановившимся в дюйме от моего беззащитного горла. И последнее движение я собираюсь сделать сам…

Утерев платком выступившие на лбу капли пота, я незаметно задержал дыхание. Да. Так. Я все делаю правильно. Короли не женятся по любви.

Мои благие намерения сбило появление Верховного Жреца. Вообще-то Жрец появлялся на публике редко и всегда в центре знаковых событий. И я был очень удивлен, когда узнал, что он обещал приехать в ответ на приглашение Этиллии. Даже не поверил, пока невеста не прислала мне листочек недорогой бумаги, подписанный лично Верховным.

Теперь это удивление было изрядно подкреплено недоумением: неужели сами Светлые Боги решили поддержать эту свадьбу?

– О, Луноликая Силен! Помоги мне! – прошептал я, косясь на шкатулку с помолвочным браслетом.

Я вовсе не ждал ответа на свою короткую молитву, Светлые редко отзываются тем, кто не призывает их ежедневно. А я как воин чаще вспоминал Звездосветного Нау, чем его Луноликую мать. Но Прекрасноликая Силен отвечала за брачные союзы, тогда как ее дочь – Розосветная Эр покровительствовала любви. Редко кому удавалось обрести в своей жизни благословение сразу двух прекрасных богинь.

Шанстред изумленно поднял брови и дал сигнал к торжественной встрече.

Слуги, сбиваясь с ног от спешки, вновь затрубили в трубы, раскатали малиновую дорожку с золотым краем и выставили традиционные корзины со сладостями. Верховный смотрел на суету так же отстраненно, как я несколько минут назад. Казалось, он даже не видел тянущихся к нему любопытных взоров.

Едва отгремели трубы и приветственные крики, как в большом зале началось нечто невообразимое: благословленный жрецом «королевский дом» ощутимо трясся, словно старуха, разминающая уставшие кости.

Мой телохранитель опасливо косился на потолок, готовясь закрывать меня от падающих со свода камней. Так же нервно поглядывали вокруг охранники Шанстреда. В черных глазах принцессы Этиллии плескался откровенный ужас. Кажется, она и сама была не рада тому, что пригласила засвидетельствовать нашу помолвку любимца Светлых богов.

Потрескивание внезапно прекратилось. Древнее здание словно расправило уставшие плечи. Распрямились стражи и телохранители. Несколько дам, упавших в обморок, начали приходить в себя, радуясь целому потолку.

Верховный обвел зал выпуклыми голубыми глазами, и я понял, что сейчас он видит в этом зале нечто недоступное нашему человеческому зрению. По моему затылку ощутимо скользнула ледяная волна, я задержал дыхание, боясь привлечь к себе этот странный взгляд.

Однако жрец не смотрел на людей. Его заинтересовал накрытый и пока еще нетронутый стол.

Слова молитвы прозвучали негромко, но так веско… на миг в зале установилась звенящая тишина. Потом раздались новые звуки: дрожание бокалов, мягкие шорохи и треск, с которым лопались фрукты.

Все стоящие передо мной кушанья изменились. Некоторые превратились в роскошные иллюстрации из поварских книг, другие приобрели весьма отталкивающий вид. Камил взмахнул амулетом и прошептал:

– Багровое и черное лучше не есть.

Я незаметно кивнул, подавляя нараставшее в душе опасение. Отметил только, что самые страшные блюда стоят перед Этиллией и принцесса брезгливо морщит свой хорошенький носик…

А вот третье моление жреца обескуражило даже королей! Мы с Шанстредом поросли зеленой травкой! На темно – алом камзоле короля Квариллии неким зловещим предупреждением вились ядовитые цветы. Они подчеркивали седину его величества и глубокие морщины на лице.

Но кто мне мог сказать, что значили дикие розы на моем костюме? Недоумение мешалось с опасением и даже больше – в душе робко прорастал страх. Но я привычно задвинул его в глубину и жестом позвал телохранителя на помощь.

Камил, отогнув белоснежные манжеты своего камзола, помог мне избавиться от колючек, ухитрившись не пораниться. С Шанстреда тоже оборвали ядовитые украшения и сделали примочку на неосторожно обожженную цветком руку. Мы вернулись к трапезе, переговариваясь и переглядываясь, ощущая некую причастность к мистическому.

Верховный уже пришел в себя и клевал, словно птичка, мелкие кусочки вымоченного в молоке хлеба. Его пышный наряд поник, шелк и вышивка потускнели, казалось, одежда потеряла силы вместе с владельцем.

Служки молча подливали молоко из фляги в крошечную серебряную чашечку, годящуюся для новорожденного младенца. Но уставший служитель Светлых не справлялся даже с плохо размоченным сухарем.

Я успел заметить сочувственный взгляд леди Иниры, брошенный в сторону Верховного. Молитва истощает, как и магия, как физическая работа или бой. Пожалуй, только эта леди и сопереживала жрецу, остальные гости кинулись к столу, словно год ничего не ели.

Мне еще сильнее не хотелось торопиться с объявлением помолвки. Я смотрел на бледную, презрительно искривившую губы Этиллию. Потом перевел взгляд на раскинувшегося в кресле Верховного. Поизучал немного бороду Шанстреда, в которой чудом удержался язычок ядовитого цветка. Но не мог заставить себя встать и вручить принцессе браслет.

Лепестки роз — что с ними можно сделать, интересные идеи и рекомендации

Сколько раз вам приходилось отправлять слегка увядший букет ароматных и прелестных роз в мусорный бак? Вспомните, какие чувства вы испытывали при этом! На самом деле эти цветы заслуживают более уважительного отношения: все дело в удивительных свойствах их лепестков, которым находится различное применение. Готовьте лепестки роз: что с ними можно сделать, узнайте в статье!

Дайте розе второй шанс!

Если вы считаете, что единственный способ сохранить красоту растения — засушить его, оставив между страниц одного из томов любовного романа, то спешим посвятить вас в искусство придания цветкам второй жизни.

Состав

Определить, что можно сделать из сухих лепестков роз, нам поможет справочник по ботанике. О полезных свойствах этого колючего, но прекрасного растения знали еще в Древнем Риме. Наука объясняет лекарственное действие розы активными веществами, входящими в состав растения.

Полезные свойства

Роза — тот уникальный цветок, использование которого ограничивается не только декорированием: ее активно применяют в качестве лекарственного средства, а также нередко используют в кулинарии. Так, роза оказывает следующие виды полезного воздействия на человеческий организм:

уменьшение силы спазмов, болей;

приостановление развития воспалительных процессов и аллергических реакций;

желчегонное и сосудорасширяющее действия;

нормализация работы сердечно-сосудистой системы;

воздействует на нервную систему, успокаивая ее;

обладает дезинфицирующим эффектом.

Широко используются в народной и официальной медицине лекарственные препараты, приготовленные на основе розового масла. Так, при болезнях ротовой полости, заболеваниях десен или зубов рекомендованы полоскания настойкой на лепестках розы. Стоит отметить, что розовое масло активно применяется для остановки кровотечений и даже в качестве слабительного средства.

Основываясь на целебных особенностях, которыми обладают лепестки роз, что с ними можно сделать ? К вашему вниманию несколько идей применения растения в косметологических целях!

Применение лепестков роз в косметологии

Сколько веков человечество восхищалось красотой, благородством, благоуханием бутонов розы! Этот цветок при правильном использовании способен сам поддерживать человеческую красоту и молодость.

Лосьоны с ноткой природы

Что можно сделать из розовых лепестков роз ? Приготовьте тоник ! Так, и з ½ стакана измельченных лепестков, залитых крутым кипятком, и одной столовой ложки глицерина получается эффективный лосьон для умывания. Косметологи рекомендуют протирать готовой смесью лицо и зону декольте.

К лассический рецепт розового косметического чая: несколько столовых ложек мелко изрубленных лепестков роз залить 200 мл доведенной до кипения воды. Настаивать в течение 20 минут. Готовую настойку можно поместить в пульверизатор и освежать водичкой лицо или заморозить в формочке, подготовив тем самым косметические кубики — они послужат профилактикой морщин.

Читать еще:  Обрезка роз флорибунда на зиму

Если залить 1 стакан мелко нарубленных лепестков 200 мл водки, оставив смесь настаиваться, то через 10 дней будет готов лосьон для очищения кожи. Перед использованием настойку процедить и разбавить 2 чайными ложками охлажденной кипяченой воды.

Рецепты масок

Банку, наполненную пятью крупными бутонами розы, залить крутым кипятком. Оставить настаиваться на 20-30 минут. Сцедить. Развести в готовой настойке рисовую муку и овсяные хлопья — добавлять эти ингредиенты до тех пор, пока раствор не приобретет кашеобразную консистенцию. Готовую маску нанести на кожу лица, шеи, зону декольте, смыть через полчаса с помощью проточной воды. После использования маски увлажнить кожу кремом.

Косметологи утверждают, что питательным эффектом для любого типа кожи обладают именно лепестки роз. Что с ними можно сделать ? Предлагаем приготовить маску из розовой муки. Для этого необходимо измельчить лепестки в блендере. 1 столовую ложку муки разбавить ½ части чайной ложки сметаны с низким содержанием жира (в качестве альтернативы можно использовать сливки) и вмешать 1 чайную ложку куриного белка. Тщательно смешав все ингредиенты, дать настояться. Теперь осталось нанести маску на заранее очищенную кожу и оставить ее на полчаса, после чего — смыть под потоком воды.

П риготовление маски, способствующей сужению кожных пор, происходит так: 1 куриный белок смешивается с 1 столовой ложкой меда, 2 столовыми ложками муки и несколькими каплями розового масла. Уже после первой процедуры, продолжительность которой должна составлять 25 минут, наблюдается значительный прогресс в уменьшении пор кожи.

Роза, адаптированная под тип кожи

Для владельцев сухой кожи рекомендованы протирания лица розовой водой, приготовленной по классической рецептуре, но разбавленной небольшим количеством молока.

Нормализовать состояние жирной кожи поможет проведение очищающих процедур с использованием продукта, приготовленного по следующему рецепту: 4 стакана лепестков залить ½ литра уксуса. Продолжительность настаивания должна составлять 3 недели, после чего смесь необходимо процедить и разбавить ½ литра прокипяченной воды.

Что можно сделать с высушенными лепестками роз: кулинарные шедевры

Ах, если бы роза была так же вкусна, как ароматна! На самом деле это не слепые мечты. В действительности этот горделивый цветок — ключик ко множеству интересных кулинарных рецептов. Что можно сделать с засохшими лепестками роз на кухне? Вот несколько вариантов.

Розовый сироп

Подготовьте 1 кг свежих лепестков розы — для этого тщательно отберите свежие и крепкие экземпляры, после чего промойте их холодной водой. Отправьте их в эмалированную кастрюлю и залейте 9 литрами горячей воды. Доведите воду с лепестками до кипения, подождите пока те не потеряют цвет. Снимите с огня. Добавьте в розовую воду 4 кг сахара и снова отправьте смесь на огонь: снимите через 10-15 минут после того, как она закипит. Обычно о том, что сироп пора снимать с плиты, сигнализирует образующаяся на нем пленка. Готовый сироп разлить по заранее простерилизованным баночкам.

Многие интересуются вопросом: можно ли сделать чай из лепестков розы ? Можно, да еще какой! Возьмите рецепт на заметку.

Так называемый розовый персидский чай, в основе которого лежат лепестки роз и черный чайный лист, готовится невероятно просто. Просто залейте эти два ингредиента в соотношении 1:1 желаемым количеством крутого кипятка и позвольте напитку настояться. Напиток, приготовленный по этому рецепту, станет идеальным дополнением любого чаепития и утолит любые прихоти «чайных гурманов».

Цветочный десерт

Вот такие они чудесные, лепестки роз. Что с ними можно сделать — это тема, не устанавливающая границ человеческой фантазии.

Так, если подготовленные, отобранные и промытые лепестки роз, нарезать пластинками, а затем поместить в емкость и растереть с сахаром до достижения однородной массы, то можно получить вкуснейшую засахаренную розу, которая способна подсластить любой зимний вечер!

Лепестки розы: идеи применения в интерьере

Что можно сделать из засушенных лепестков роз, чтобы украсить дом? Если удалось засушить цельные бутоны, то их можно насадить на палочку, придать оригинальный окрас и поместить в вазу — такая цветочная композиция будет радовать глаз своим «долгожительством».

К слову, дизайнеры интерьера рекомендуют покрывать засохшие или свежие лепестки роз слоем воска или лака: это позволяет применять лепестки в качестве романтического элемента. Так, ими можно усыпать кровать, стол в гостиной или аккуратно выложенные полотенца в ванной комнате.

Засушенные бутоны, помещенные в прозрачную бутыль оригинальной формы, станут оригинальным дополнением интерьера.

Дайте розе второй шанс

Второй шанс. Книга вторая

Вечерело. Солнце уже скрылось за высокими деревьями. В кронах шумел ветер, изредка стряхивая на землю пустые шишки.

Две фигуры в длинных плащах с капюшонами бродили среди островков седого мха и тщательно брызгали из флаконов на все вокруг.

– Готово? – спросил один из незнакомцев. И, получив в ответ согласный кивок, скомандовал: – Уходим.

Фигуры широкими шагами устремились к ближайшему дереву, взобрались почти на высоту человеческого роста и аккуратно по ветвям перебрались на соседнее. Затем на следующее… Вскоре поляна опустела.

Обед в большом зале «королевского дома» начался традиционно: все собрались подле стола, вышла королевская семья и я как почетный гость. Едва мы сели, придворные и редкие иноземные гости заняли свои места. Долгая скачка заставляла всех без стеснения поглядывать на блюда, до времени накрытые серебряными колпаками.

Я украдкой оглядел зал: старинные росписи изображали деяния Светлых, темные дубовые панели оттеняли нарядные вышитые скатерти и праздничные туалеты придворных. Общее впечатление праздничной роскоши подавляло.

Подобные приемы не были редкостью в Вадерии, но такого размаха от загородного дворца я не ожидал. Впрочем, если здесь находится часовня Светлых, значит, есть и люди, которые получают благословение и приносят дары. Так что вся эта роскошь накоплена многими поколениями и собиралась столетиями.

Вспомнив про пиры в Вадерии, я невольно сравнил торжества в своем дворце с нынешним праздником: там я обычно наблюдал за гостями, порой отмечал политически выгодные союзы, заключал сделки и настаивал на своем решении, в общем, – работал. А тут сам был объектом наблюдения.

Здесь и сейчас я ощущал лишь странное отдаление от всего того, что меня окружало. Шорохи одежд, шум дыхания и стук каблуков доносились до меня словно через зимний подшлемник.

Вот затрубили приветственные трубы, и мажордом объявил начало подачи блюд. Я очнулся и занял свое место.

На этот раз мы не шокировали общество своим появлением. Лорд Мияр, выделяясь в толпе синим вадерским мундиром, сидел среди остальных придворных согласно рангу. На противоположном конце длинного стола я с трудом различал светлые, почти белые волосы леди Иниры, уложенные в придворную прическу.

Принцесса явно заметила мое внимание к челяди, людям, сидящим на дальнем краю стола, но вела себя скромно. Сидела, уставившись взглядом в тарелку и почти не прикасаясь к еде. Кто знает, что было у нее на душе? Однако Камил был начеку, его черные глаза настороженно блестели. Когда он поворачивался ко мне, я видел, что телохранитель осторожно катает на ладони любимую игрушку – небольшой полупрозрачный шар.

Еще по дороге в часовню я принял мучительное, но ответственное решение: вручить квариллийской принцессе браслет. Она, конечно, пыталась играть в свою игру, но еще не очерствела, не утонула в интригах. Возможно, дочь Шанстреда выдержит нелегкую роль королевы.

Однако сейчас, здесь, это решение казалось мне кинжалом, остановившимся в дюйме от моего беззащитного горла. И последнее движение я собираюсь сделать сам…

Утерев платком выступившие на лбу капли пота, я незаметно задержал дыхание. Да. Так. Я все делаю правильно. Короли не женятся по любви.

Мои благие намерения сбило появление Верховного Жреца. Вообще-то Жрец появлялся на публике редко и всегда в центре знаковых событий. И я был очень удивлен, когда узнал, что он обещал приехать в ответ на приглашение Этиллии. Даже не поверил, пока невеста не прислала мне листочек недорогой бумаги, подписанный лично Верховным.

Теперь это удивление было изрядно подкреплено недоумением: неужели сами Светлые Боги решили поддержать эту свадьбу?

– О, Луноликая Силен! Помоги мне! – прошептал я, косясь на шкатулку с помолвочным браслетом.

Я вовсе не ждал ответа на свою короткую молитву, Светлые редко отзываются тем, кто не призывает их ежедневно. А я как воин чаще вспоминал Звездосветного Нау, чем его Луноликую мать. Но Прекрасноликая Силен отвечала за брачные союзы, тогда как ее дочь – Розосветная Эр покровительствовала любви. Редко кому удавалось обрести в своей жизни благословение сразу двух прекрасных богинь.

Шанстред изумленно поднял брови и дал сигнал к торжественной встрече.

Слуги, сбиваясь с ног от спешки, вновь затрубили в трубы, раскатали малиновую дорожку с золотым краем и выставили традиционные корзины со сладостями. Верховный смотрел на суету так же отстраненно, как я несколько минут назад. Казалось, он даже не видел тянущихся к нему любопытных взоров.

Едва отгремели трубы и приветственные крики, как в большом зале началось нечто невообразимое: благословленный жрецом «королевский дом» ощутимо трясся, словно старуха, разминающая уставшие кости.

Мой телохранитель опасливо косился на потолок, готовясь закрывать меня от падающих со свода камней. Так же нервно поглядывали вокруг охранники Шанстреда. В черных глазах принцессы Этиллии плескался откровенный ужас. Кажется, она и сама была не рада тому, что пригласила засвидетельствовать нашу помолвку любимца Светлых богов.

Потрескивание внезапно прекратилось. Древнее здание словно расправило уставшие плечи. Распрямились стражи и телохранители. Несколько дам, упавших в обморок, начали приходить в себя, радуясь целому потолку.

Верховный обвел зал выпуклыми голубыми глазами, и я понял, что сейчас он видит в этом зале нечто недоступное нашему человеческому зрению. По моему затылку ощутимо скользнула ледяная волна, я задержал дыхание, боясь привлечь к себе этот странный взгляд.

Однако жрец не смотрел на людей. Его заинтересовал накрытый и пока еще нетронутый стол.

Слова молитвы прозвучали негромко, но так веско… на миг в зале установилась звенящая тишина. Потом раздались новые звуки: дрожание бокалов, мягкие шорохи и треск, с которым лопались фрукты.

Читать еще:  Обрезка роз на зиму фото

Все стоящие передо мной кушанья изменились. Некоторые превратились в роскошные иллюстрации из поварских книг, другие приобрели весьма отталкивающий вид. Камил взмахнул амулетом и прошептал:

– Багровое и черное лучше не есть.

Я незаметно кивнул, подавляя нараставшее в душе опасение. Отметил только, что самые страшные блюда стоят перед Этиллией и принцесса брезгливо морщит свой хорошенький носик…

А вот третье моление жреца обескуражило даже королей! Мы с Шанстредом поросли зеленой травкой! На темно – алом камзоле короля Квариллии неким зловещим предупреждением вились ядовитые цветы. Они подчеркивали седину его величества и глубокие морщины на лице.

Но кто мне мог сказать, что значили дикие розы на моем костюме? Недоумение мешалось с опасением и даже больше – в душе робко прорастал страх. Но я привычно задвинул его в глубину и жестом позвал телохранителя на помощь.

Камил, отогнув белоснежные манжеты своего камзола, помог мне избавиться от колючек, ухитрившись не пораниться. С Шанстреда тоже оборвали ядовитые украшения и сделали примочку на неосторожно обожженную цветком руку. Мы вернулись к трапезе, переговариваясь и переглядываясь, ощущая некую причастность к мистическому.

Верховный уже пришел в себя и клевал, словно птичка, мелкие кусочки вымоченного в молоке хлеба. Его пышный наряд поник, шелк и вышивка потускнели, казалось, одежда потеряла силы вместе с владельцем.

Служки молча подливали молоко из фляги в крошечную серебряную чашечку, годящуюся для новорожденного младенца. Но уставший служитель Светлых не справлялся даже с плохо размоченным сухарем.

Я успел заметить сочувственный взгляд леди Иниры, брошенный в сторону Верховного. Молитва истощает, как и магия, как физическая работа или бой. Пожалуй, только эта леди и сопереживала жрецу, остальные гости кинулись к столу, словно год ничего не ели.

Мне еще сильнее не хотелось торопиться с объявлением помолвки. Я смотрел на бледную, презрительно искривившую губы Этиллию. Потом перевел взгляд на раскинувшегося в кресле Верховного. Поизучал немного бороду Шанстреда, в которой чудом удержался язычок ядовитого цветка. Но не мог заставить себя встать и вручить принцессе браслет.

Дайте розе второй шанс

Все мы живые люди , каждому из нас свойственно ошибаться. Каждый может оступиться , совершить ошибку. После можем искренне сожалеть о содеянном и раскаиваться… Искренне расскаиваться. Локти кусать. Плакать. Винить себя. Терзаться угрызениями совести… Это страшное чувство — муки совести — рожденное в отсыревшей , не просыхающей , от слез душе , подобно плесени…
Причинив боль другому можно испытать ещё большую боль самому… Осознавать , ЧТО ты сделал и не иметь возможности исправить — больно…
… показать весь текст …

В который раз о прощении.

Прощение , признаюсь , давалось мне всегда нелегко. Такой , уж , у меня характер… Ненавижу возвращаться в прошлое… и пережевывать старый мусор обиды… Живу настоящим и то , что ушло , то ушло…
Но с недавнего времени пересмотрела свои взгляды на этот вопрос…
Я гордость свою иногда сую подальше и прощаю… потому что понимаю , что не стоит держать этот груз в себе…
Но это нелегко… Очень нелегко…

Правда простить — не всегда означает вернуться. Иногда , прощая человека , мы его отпускаем и расстаемся… Потому что пока ненавистные думы о нем жили в тебе , ты еще был привязан к человеку… А когда ты простил , то … отрезал нить , связывающую вас…, отстегнул от себя человека… безвозвратно… навсегда , потеряв в него всякую веру…
Но если человек тебе очень дорог , то он всё же заслуживает второго шанса… /я так думаю…/

…Решили с женой начать все с начала… Так она даже на свидание не пришла.

Притча о спящем сердце.

Спало израненное сердце за семью замками , построив надежное укрепление вокруг своей обители. За вратами стражи боли стояли , чтоб не дай Бог не проснулось. В последний раз , когда оно просыпалось , его было не унять: от дикого восторга оно резко взмылось в высь к самим небесам , а затем , как водится , грохнулось оземь со всей силы. Боль была такой сильной , что его решили усыпить на долгое время. Так и спало бы вечность , если б не услышало среди ночи стук другого сердца за стеной , что заставил просну…
… показать весь текст …

Если вам дают второй шанс — берите не раздумывая!

Дайте человеку, который по вашему мнению, предал Вас, вторую пулю.
Дайте! Если ЭТОТ Человек Вам дорог!

Он либо выстрелит, либо не выстрелит вообще!
.если он выстрелит, то значит Вы ошиблись в нем… Зачем тогда жить, если Вы не разбираетесь в людях? тем более в дорогих Вам людях?
А если НЕ выстрелит, то я лично буду доверять этому человеку до конца своей жизни. Больше, чем себе доверять!

Жизнь нужно прожить так, чтобы всевышний перед смертью пожал тебе руку и сказал: «Живи второй раз, ты заслужил добротой своего сердца»…

Вручила человеку я повторный шанс,
Он был в речах так лакомо исповедален…
Да только вновь сместился к чаше зла баланс,
Знать, ещё МАЛО меня в жизни предавали…

Второго шанса нет

Теперь я знаю, празднуя победу,
Когда взлетает в небо флагов шёлк:
Второго шанса нет у тех, кто предал
И кто однажды сдался и ушёл…

Теперь я знаю: тот, кто в прошлом грешен,
Не пожалеет снова острых стрел.
Кто смог расстаться, сам себя потешив,
Тот только думал, что любить умел.

В чьём сердце было, словно в бездне, пусто,
Тот не наполнен свежестью цветов.
И тот, кто ноги вытирал об чувства,
Опять отыщет пару башмаков…

Если б кто-то мне шанс подарил
Пережить не одну жизнь , а много ,
Я хотела бы с легкой руки
Стать кому-то счастливой дорогой;
Детским смехом , бутылкой вина
И врачом , чтоб избавить от боли;
Родником , напоившим сполна
Чье-то сердце взаимной любовью.
Птицей белой парить в небесах
Я , конечно , хотела бы тоже ,
Феей быть , чтоб творить чудеса ,
И щенком , чтобы лаять в прихожей.
Для кого-то хотела бы стать
Долгожданным лекарством от рака;
Книгой , чтоб мог любой прочитать ,
И духовно стать очень богатым.
Как ромашка , все лето цвести ,
Бегать быстрым в лесу олененком ,
Клеткой , чтоб в организме расти ,
И на свет появиться ребенком.
Быть художником , чтоб рисовать ,
И актрисой , чтоб в фильмах сниматься ,
Ярким солнцем , чтоб утром вставать ,
ЖИЗНЬЮ , чтобы всегда продолжаться!

Светлана Чеколаева , 2018

Верилось

А так хотелось , чтоб любили не за добро , а просто так,
Чтоб чистоту в сердцах носили как Солнце в любящих глазах,
Как радугу в студёных вёдрах живой колодезной воды,
Которая прохладой смоет вчерашних слёз твоих следы.

И так мечталось о хорошем , хорошем « завтра» и «всегда».
Чтобы с перронов полуночных не увозили поезда
Людей любимых , без которых так сложно становилось жить,
И делом жизни становилось дождаться и всю жизнь любить.

Так верилось , что счастье вечно , что всё зависит лишь от нас,
Что будет длиться бесконечно союз святой сердец и глаз…

P. S. :
А получилось так нелепо — поссорились и разошлись,
И , друг для друга потерявшись , так никогда и не нашлись…

День сурка. Забавный фильмец. Сказка. Не бывает такого!
Только вот ловлю себя на мысли, что случается он порой. Не совсем так, как в этом фильме. Более того — совсем не так! К сожалению.

Но вот опять попадаешь в ситуацию, когда поступил не так, как следовало. Встречаешь людей, с которыми сводит тебя на этот раз только этот самый День сурка и… не знаешь, как же правильно поступить. Поступить так, что бы утром следующего дня проснуться с легкой душой, в новом дне.
Только вот в жизни может и не быть третьего шанса.

Мы уходим.

Мы уходим…
Кто — то раньше, кто — то позднее,
Мы уходим…
Кто в разгаре жизни, кто на её затменье,
Мы уходим…
Оставляя слёзы родным и смех врагам,
Мы уходим…
От родного причала к другим берегам,
Мы уходим…
Так быстро, назад не успев оглянуться…
Мы уходим…
Не надолго, на миг, чтобы снова вернуться…

Если вам дают второй шанс, вспомните, что давали в первом.

В принципе, сильные чувства могут склеить любые трещины, но, минус в том, что одно неловкое движение и, казалось бы накрепко склеенная « ваза» разлетится вдребезги…

Неважно, благодаря чему произошло пробуждение, главное-оно случилось. Человеку нужно дать шанс на новую жизнь, а не закидывать камнями за ошибки прошлого.

Когда второй мы шанс даём не человеку —
А всего лишь мелкому и подленькому человечку,
То предлагаем ему снова выстрелить по нам,
Не замечая: в первый раз была случайною осечка.

За десять долгих лет,
Твой голос мне не стал чужим
И образ твой оставил след
В душе моей он до сих пор храним

Пусть говорят — не входят в реку дважды,
Но снова я попробую в неё войти,
Пусть ошибусь и утону однажды
Зато расставлю точки все над « и»…

ВТОРОГО ШАНСА БЫТЬ НЕ МОЖЕТ, КАК И ВТОРОЙ ЖИЗНИ.
Надеюсь, Вы понимаете, что умерли?
А теперь просите откопать Вас.
Простите, но я не занимаюсь некрофилией.

Для себя , я поняла одну истину: можно давать человеку , бесконечное количество шансов , если того требует ваша душа. Но только в том случае , если эти шансы он выгрызает зубами. А , не , кидаться в него этими шансами , будто лишним попкорном , в то время , как он вяло и сыто смотрит на вас.

Второй шанс

Пролог

Небольшой городок неподалеку от границы почти уснул. Вязкую тишину захолустья лишь изредка разрывали лай собак да пьяная ругань припозднившихся гуляк.
Впрочем, тишина соблюдалась не везде. У самых ворот города расположилось крупное строение в два этажа. Единственное место в городе, где ночью бурно кипела жизнь. Стены здания, сложенные из толстых, кое-как обработанных бревен не могли полностью приглушить крики подгулявших гостей, стук кружек и бряцание мандолины. Над дверью заведения покачивалась скрипучая вывеска, кое-где пробитая болтами: «Приют наемника».
Этой ночью прокопченная дымная таверна из числа тех, которые посещают в основном грабители и скотогоны, была заполнена почти до отказа. Внутри стоял резкий запах перекисшего пива и копченой селедки.
Рослые агрессивные мужчины, бряцающие шпорами и оружием, сидели за столиками. Они пили пиво и сидр огромными кружками, закусывали раками и мелкой соленой рыбешкой, ели крутую кашу с салом и шумно переговаривались, иногда даже через весь зал.
— Инира! Тебя тут Старый Башмак спрашивает! – неожиданно раздался вопль у самой входной двери.
Крупный парень в потертом дублете обращался к стройной беловолосой женщине, которая стояла, небрежно опершись на стойку, и потягивала из кружки грог.
— Пошли его лесом, Пир! – лениво отозвалась наемница, рассматривая на свет камень в крупном перстне, украшающем ее руку. Во всем зале не нашлось смельчака, который попытался бы его отнять, а душа конкретно этой особы явно просила хорошей драки. Мужчины звериным нюхом чуяли грядущие неприятности и потому отводили взгляд, если белоголовая смотрела на них. Вот только один смельчак нашелся, да и то – племянник трактирщика, а задевать свою родню старый Череп не позволял никому.
— Сегодня я гуляю, — вновь отмахнулась от парнишки наемница. — У меня в кои-то веки выходной!
— Ини! Ну что тебе стоит? – стал канючить парнишка.
Наемница смерила настырного посланника пристальным взглядом и опять уткнулась в свою выпивку. Сокращать свое имя она не позволяла никому, но Пир совсем пацан, глупый и наивный, как щенок, да и Череп коситься, взвешивая в руке тяжелую кружку.
— Он сейчас сам подойдет. Сказал — в пятом нумере ждать будет, — снова тявкнул курносый глашатай. Видать, хорошие чаевые парню посулили.
«Нумерами» тут называли небольшие комнатки для приватных бесед. Наемница, пораженная необычной настойчивостью парня, все же оторвалась от напитка и задумалась.
— Так пойдешь? – Пир продолжал переминаться поблизости, но на расстояние удара благоразумно не приближался. Все знали Ледышку. Заедет в лоб тяжелой глиняной кружкой — и неделю потом с шишкой ходить придется.
— Ладно, уговорил! Но будешь мне должен пирог с зайчатиной и круг сыра! — прихватив кружку, Инира вошла в ближайшую дверь, украшенную цифрой «пять», оставив посланца разочарованно чесать в затылке – его гонорара как раз хватит на то, что потребовала наемница.
Инира
Привет от Башмака был откровенно некстати.
— Впрочем, — подумала девушка, — выпить можно и тут.
Трактирщик, бдительно замечавший все, что творилось в его заведении, тут же подослал в комнатку мальчишку с кувшином пива и блюдом закусок. Мелочь – угодить хмурой клиентке, а глядишь, стены будут целее и не только стены.
Вообще в трактир где кучковались наемники, ищущие заказов, с оружием приходить было запрещено, но покажите-ка Черепу опытного бойца, который не сумеет раскроить недругу голову табуретом или бутылкой? Так что лучше ублажить капризную Ледышку, и сохранить не только столы и кружки, но и репутацию!
Выцедив кружку холодного темного пива и закусив куском жареной колбасы Инира слегка расслабилась. И прадва, чего на парня взъелась? Башмак посредник и знает, кого и о чем можно попросить. И уж если ему понадобилась единственная в городе женщина-наемница, значит дело будет интересным. Опасным, но интересным.
Когда молодая женщина уже свободно откинулась на широкой лавке и взгромоздила ноги в мягких сапожках на скамеечку, дверь скрипнула, приоткрываясь.
— Бог с тобой, Башмак, заходи! Я на тебя почти не сержусь, – беловолосая отодвинула пустую кружку и развернулась навстречу незваному гостю.
— Кх-х-м-м-м… — В дверь опасливо просунулся мясистый нос, давший в свое время прозвище его обладателю. Вслед носу появились маленькие выпуклые глазки и румяные от избыточного пристрастия к спиртному щеки.
Наемница переменила позу и опять застыла, выжидая.
— Кх-м. Вечеряешь, Инира? – осторожно поинтересовался посредник.
— Собираюсь, Башмак. Быстро выкладывай, что тебе надо, и проваливай.
Невысокий упитанный старичок самого благообразного вида потоптался у порога, помял в руках коричневую суконную шапку и, наконец, пробормотал:
— Заказ есть, Инира. Как раз по тебе.
— Башмак, — наемница вновь взялась за кружку. — Я только что закрыла контракт и собираюсь надраться, как сапожник. Чтобы зеленые феи с нетопырями мерещились. А ты мне мешаешь. О найме начну думать не раньше следующей недели.
— Так, того… заказчик только согласия требует. Ехать как раз через три дня.
Инира резко встала, ласково, с голодным оскалом гиены посмотрела на посредника и очень четко сказала:
— Башмак, сколько лет ты меня знаешь?
— Де-десять, – старичок попятился под пристальным взглядом.
— И я хоть раз нарушила свои планы? – Губы девушки исказила не то усмешка, не то просто гримаса.
— Так-заказ-то какой! — завопил посредник, закатывая круглые глаза. – Клянусь подолом луноликой, такого еще никто у нас не получал! – затем Башмак снизил громкость и почти прошептал, приседая от благоговения: — Граф Бедфорд ищет наемника для сопровождения!
— Кто-о-о? – белоголовая поставила на стол недопитую кружку и уставилась на старика с недобрым прищуром. – Повтори!
— Г-граф Бедфорд… — пробормотал старик, приседая от ужаса.
— Бедфорд, значит, — блондинка прикусила губу.
Ее лицо сморщилось от сильной эмоции, но она сдержалась. Стремительно отвернулась от старика, выхватила из ножен кинжал, а из подсумка оселок, устроилась в глубокой тени и принялась мерно, с противным скрипом водить железом по камню.
Прошла минута ритмичного скрипа и скрежета, от которого сводило скулы. Другая. Наконец девушка подняла голову от оружия, проверила остроту кромки и, продолжая заточку, более спокойным тоном поинтересовалась:
— А что ему надо?
— Сопровождение, — зачастил Башмак. Он надеялся все же уговорить строптивицу и получить желаемый процент. – В столицу. Охранять его светлость, слуг и телегу с грузом.
— А груз какой? – наемница не прекращала своего дела, и это заставило посредника мечтать о побеге.
— Малый груз, карета и трое слуг, — почти прошептал он, натягивая поглубже свою войлочную шляпу.
— А наемник требуется один? – В ледяном голосе наемницы прозвучало все, что она думает о такой экономии.
— Сказал, троих можно, — жмурясь, как кот, пробормотал посредник и торопливо уточнил: — Но под одним командиром.
— А чего ко мне прибежал? – Инира отложила в сторону кинжал. В голосе послышалась несвойственная девушке сварливость: — В зале вон Сиг и Кварт сидят, давно найма ждут. Их бы осчастливил, небось еще и спасибо скажут.
— Дык… — Старик поморщился: вечно эта подлая девка наизнанку все вывернет! — Наниматель просил кого потолковее.
Инира взглянула повнимательней в блеклые водянисто-голубые глазки посредника и поняла, что Башмак брешет, как сивый мерин. Очевидно и то, что правду не скажет, хоть режь. Не зря же лучшим в этих краях считается. Репутацией дорожит, она в провинции порой дороже денег!
— Ладно, Башмак, повезло тебе… сегодня я гуляю, — наемница кивнула на заставленный блюдами и бутылками стол. — Послезавтра можешь привести нанимателя, познакомимся.
— Так, это… — забормотал радостный старик. — Наниматель просил к нему пожаловать, в дом губернатора, он там остановился. Говорят, по королевскому поручению!
Инира только хмыкнула: скорей всего, сиятельный граф велел прибыть «этому отребью» к его покоям в назначенный день, а посредник смягчил смысл послания, как мог.
Знает, шельма, с кем дело имеет — Инира подобного оскорбления не спустит. Что ж, Башмаку придется сделать это снова. Пусть и с ее стороны смягчает обороты и отбрехивается. Знать, судьба у старого пройдохи такая.
Сегодня Инира будет пить, а завтра болеть с похмелья. Вот послезавтра, когда душевная боль поутихнет, а злость выползет наружу, подстегиваемая тяжкой головной болью, она и пойдет на знаменательную встречу к барону Фредерику Константайну Эрику Бедсфорду. Есть у них одно общее старое дело…

Читать еще:  Каталог плетистых роз с фото и названиями

Пятнадцать лет назад
Высокая для своих пятнадцати лет и очень худая девушка в светлом платьице, отделанном шитыми кружевами, осторожно выглядывала из-за перил балкона, увитого розами. Ее взгляд блуждал среди карет, лакеев и прибывающих гостей в поисках гербов графа Бедсфорда.
Через пару часов в доме ее отца начнется торжественный прием, и юная леди Аннелора хотела точно знать, что граф прибыл. Словно в ответ на ее молитвы, старинная резная карета темного дерева въехала на круг и остановилась у крыльца. Из глубины экипажа выбрался стройный молодой человек лет двадцати. Светловолосый и голубоглазый, в скромном сером камзоле, украшенном щеголеватыми кружевными манжетами и воротничком.
Встав на ровно уложенные камни подъездного круга, молодой человек надел шляпу с пышным плюмажем, поправил шейный платок и огляделся. Многочисленные лакеи бросились помочь новому гостю: принять багаж, проводить в комнаты, предложить напитки и легкие закуски перед торжественным ужином. Вся эта суета вокруг него доставляла юному графу огромное удовольствие.
Зажмурившись, он на миг представил себя владельцем этого богатого поместья: и высокого дома из белого камня, и неохватных садов, виноградников, оливковых рощ, и многочисленных стад и полей. Загородное поместье герцогов Керленских располагалось далеко от столицы, зато на самых плодородных землях. И воды тут достаточно – взгляд молодого аристократа зацепился за фонтан, разгоняющий своим пением дневную жару.
В это время один из лакеев уронил на ногу другому тяжелый саквояж с вещами молодого господина. Очнувшись от грез, юноша разразился бранью и даже замахнулся на неловкого паренька.
Увы, леди Аннелора этого уже не видела – за ней прибежала нянюшка и повела одеваться к встрече гостей.
Зато от герцога сцена во дворе не укрылась. Довольно молодой и сильный мужчина многого добился сам, без помощи именитых предков и потому ценил в людях не только внешний лоск, но и внутреннюю силу, умения держать себя в руках и разговаривать вежливо даже с прачкой. Впрочем, юный Бедфорд милорда Керленского не обеспокоил, и как оказалось в дальнейшем — совершенно напрасно!

Юлия Ляпина

Есть в этом мире две дороги: одна легкая, другая — твоя!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector